logo
Главная История Структура Разработки Лаборатории Контакты

Естественнонаучный институт при Пермском госуниверситете был учрежден 28 ноября 1921 года постановлением Государственного Ученого совета и до 1941 года был известен в научном мире как Биологический научно-исследовательский институт.
На период Великой Отечественной войны институт приостанавливал свою деятельность, а с 1 июля 1945 года был восстановлен и переименован в Естественнонаучный институт (ЕНИ). В Пермском Биологическом НИИ с момента его образования работали выдающиеся ученые: профессора А. А. Заварзин (первый директор), Б. Ф. Вериго — ученик И. М. Сеченова и И. П. Павлова, Д. М. Федотов, А. А. Рихтер, В. Н. Беклемишев и др. Многие первые исследования природыЗападного Урала были начаты учеными института: это и комплексные гидробиологические обследования водоемов Прикамья под руководством проф. А. Г. Генкеля и А. О. Таусон; исследования по проблемам новой в то время науки — экологии, начатые профессором В. Н. Беклемишевым; и организация профессором В. В. Никитиным научной экспедиции по изучению степных почв Зауралья и др.
Важной частью работы института с первого года организации была издательская деятельность, так к 1929 году уже вышло 57 выпусков «Известий Биологического НИИ при ПГУ». Это издание было широко известно не только в нашей стране, но и за границей. Институт отправлял свои издания в 275 научных учреждений Европы, Америки, Австралии и Африки; в 190 организаций — в СССР.
В настоящее время ЕНИ при ПГУ занимает ведущее место в ряде направлений научной работы университета. Получили дальнейшее развитие традиционные научные школы и оформились новые направления.
Много сил и энергии отдал институту доцент С. Ф. Кудряшов, возглавлявший институт с 1977 до 1993 года. Благодаря его энтузиазму на территории университетского городка к 1992 году построено новое здание института — специально спроектированный инженерно-лабораторный корпус.
Сегодня в структуре института 4 научно-исследовательских отдела: химии, радиоэкологии, охраны природы и геологии, которые объединяют 20 лабораторий.
Исследовательская работа в институте в основном выполняется в соответствии с утвержденными научными направлениями:
1. Целенаправленный синтез органических, элементоорганических соединений, их исследование и использование как реагентов, биологически активных веществ, органических полупроводников, полимерных композиций и защитных материалов.
2. Механизм, статика и кинетика гетерогенных процессов на межфазных поверхностях конденсированных и неконденсированных сред.
3. Реакционное формование полимерных материалов.
4. Научное обоснование экологически допустимых антропогенных нагрузок и оптимизация использования природных систем.
С 2007 г. Естественнонаучный институт является обособленным структурным подразделением Пермского государственного университета.




КАРСТОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОГО ИНСТИТУТА ПРИ ПЕРМСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ*
В. Н. Дублянский
2001 г.

Естественнонаучный институт (далее ЕНИ) был учрежден в 28.11.1921  г. как институт биологического направления. Работы по изучению карста в ЕНИ были начаты в 1934 г., после создания в ПГУ кафедры динамической геологии (с 1944 г. — динамической геологии и гидрогеологии). Они неразрывно связаны с именами ее основателя и заведующего, выдающегося отечественного ученого, профессора Г. А. Максимовича и его учеников.
Уже в конце 1934 г. были выполнены первые анализы воды озер из Кунгурской пещеры [12], которые показали, что их вода имеет минерализацию более 2 г/л, относясь к минерализованным разновидностям природных вод.
В 1935 г. ЕНИ и ПГУ обратились в Пермский Облисполком с предложением организовать в Кунгуре научно-исследовательскую станцию.
В 1935—1936 гг. ЕНИ в связи с подготовкой к XVII Международному геологическому конгрессу продолжал маршрутные исследования Кунгурской пещеры.
В 1936 г. ЕНИ и НИС геофака ПГУ провели геологические консультации по сооружению нового входа в пещеру.
В 1937 г. Г. А. Максимович и Н. А. Максимович выпустили книжку «Ледяная пещера», в которой в форме рассказов-зарисовок знакомят с исследователями Кунгурской пещеры, дают описание подземного маршрута, рассматривают происхождение пещеры, ее температурный режим, приводят характеристики подземных озер [13]. ЕНИ участвовал в организации и проведении экскурсии участников XVII сессии Международного Геологического Конгресса в Кунгурскую пещеру.
В апреле 1941 г. представители ПГУ и ЕНИ А. А. Генкель, П. Н. Красовский, Г. А. Максимович приняли участие в заседании Молотовского облисполкома, на котором было принято решение «Об организации Сылвенского геологического и ботанического заповедников». К сожалению, начавшаяся война не позволила решить этот вопрос в Правительстве [23].
В 1941—1945 гг. ЕНИ официально не функционировал, однако его сотрудники не прекращали исследования карста и организационную деятельность. Г. А. Максимович лично и в соавторстве с Г. Г. Кобяком опубликовал цикл работ по гидрохимии подземных озер, льдов, пористости геосфер, гидрохимическим фациям; в конце 1942 г. принято решение Молотовского Облисполкома № 847 «Об организации государственного геолого-геоботанического заповедника „Предуралье“ на р. Сылве», а в январе 1943 г. — о передаче его в ведение Молотовского (Пермского) университета и его Естественнонаучного института [23].
В июле 1945 г. Естественнонаучный институт был восстановлен как ЕНИ при ПГУ. С этого момента его исследования стали приобретать комплексный характер.
В 1946 г. ЕНИ на базе заповедника «Приуралье» создана карстово-спелеологическая станция (функционировала в 1946—1952 гг.), развернувшая широкие исследования карста прилежащих территорий. В этом же году Г. А. Максимович совместно с Л. В. Голубевой опубликовал «Памятку» для ее корреспондентов, и лично — «Краткую инструкцию по изучению пещерного льда и ледяных пещер».
В январе 1947 г. ЕНИ и ПГУ провели Молотовскую конференцию. Ее инициатор, профессор Г. А. Максимович готовил карстово-спелеологическую конференцию. К участию в ней он планировал привлечь крупных ученых, в частности, А. Е. Ферсмана, который дал согласие выступить с пленарным докладом о геохимии карста и пещер [6]. Но Ферсман скончался, а министр МВССО СССР В. С. Кафтанов незадолго до открытия конференции телеграммой распорядился провести заседания только карстовой секции...
На конференции было заслушано 42 доклада представителей разных регионов Советского Союза (Урал, Ленинград, Москва, Поволжье, Крым).
Во вступительном докладе Г. А. Максимович наметил задачи, стоящие перед ее участниками и отметил, что по существу она является первой Всесоюзной карстовой конференцией (Кизеловская конференция 1933 г. была посвящена в основном вопросам горного дела в условиях карста).
На конференции рассмотрено много важных проблем: структура новой междисциплинарной науки — карстоведения или карстологии (Г. А. Максимович), типы карста (Г. А. Максимович, А. И. Дзенс-Литовский); проблема псевдокарста (Н. А. Гвоздецкий, Г. А. Максимович); растворимость карстующихся пород (Е. А. Борисова, А. М. Кузнецов); геохимия карста (Ю. М. Абрамович); гидрогеология карста (М. С. Гуревич, Ф. А. Макаренко, 3. А. Макеев, А. М. Овчинников, Д. С. Соколов); инженерная геология карста (А. Ф. Якушева, Д. С. Соколов, 3. А. Макеев), методы изучения карста (Г. А. Максимович, В. Н. Головцин).
В основном докладе «Типы карстовых явлений» Г. А. Максимович раскрыл особенности карста геосинклинальной, платформенной и переходной формаций, а также указал на значительную роль древнего карста. Выделение карстоведения как особой дисциплины диктуется значительными площадями развития карстующихся пород на Земле. В пределах континентов суммарная площадь, занятая обнаженными и погребенными карстующимися породами, составляет для карбонатных отложений до 40, для гипсов и ангидритов — около 7 и для солей — до 4 млн. км2. Эти цифры вошли в энциклопедии, учебники геологии, монографии по карсту. Любопытно, что они полностью подтвердились через 40 лет, когда была составлена новая карта, опирающаяся на современную картографическую основу и методы расчетов.
В работе конференции участвовали специалисты, в дальнейшем возглавившие отдельные направления отечественной науки о карсте: общее карстоведение (Г. А. Максимович, Д. С. Соколов, Н. А. Гвоздецкий); гидрогеологию карста (Н. И. Толстихин, А. М. Овчинников); геофизику карста (В. Н. Головцин); инженерное (3. А. Макеев, Н. В. Родионов) и региональное карстоведение (А. И. Дзенс-Литовский, А. В. Ступишин, Л. И. Маруашвили).
После конференции ее участники совершили экскурсию в Кунгурскую пещеру. В книге отзывов, которую вел в те годы Кунгурский стационар, сохранились записи:
«Посетил с карстовой конференцией Ледяную пещеру. Оледенение увеличивается. Увеличивается и забота об удобстве экскурсантов. Лёд посыпают песком, дорожки расчищаются. Остаётся электрифицировать пещеру. Профессор МолГУ Г. А. Максимович»
«Давно собирался побывать в пещере, о которой приходилось даже не раз писать в статьях. Много пометил пещер, но эта одна из самых замечательных. Особенно интересны ледяные кристаллы и натёки льда Полярного грота. Доцент МГПИ им. Ленина Н. А. Гвоздецкий».
«В Кунгурскую ледяную пещеру мечтал попасть давно. Сегодня сбылась моя мечта. Нельзя словами описать красоту пещеры. Это, что-то изумительное. Особенно красочно выглядит Полярный грот. Грандиозные залы, лабиринты и пр., всё это оставило неизгладимое впечатление. По приезде в Крым буду популяризировать эту красивейшую пещеру. Выражаю благодарность ЕНИ и хранителю пещеры А. Т. Хлебникову за организацию этой экскурсии. Доцент Крымпединститута А. У. Мамин».
Факты и идеи, доложенные на конференции, легли в основу представлений о карсте в первых учебниках по гидрогеологии (А. М. Овчинников, 1955), инженерной геологии (И. В. Попов, 1951) и «Справочнике гидрогеолога» (М. Е. Альтовский, 1962), а также в методических изданиях («Инженерно-геологические изыскания для гидроэнергетического строительства», 1950), были использованы для определения устойчивости основания Левшинской плотины (А. М. Кузнецов). Несмотря на проведение в «урезанном формате», Молотовская конференция стала крупнейшим событием в становлении отечественной науки о карсте [3, 6, 11]. О той приподнятой обстановке, в которой она проходила, свидетельствует заметка ее участницы, тогда еще студентки К. А. Горбуновой [1].
В 1947 г. ЕНИ при ПГУ выпустил первый номер Спелеологического бюллетеня [22]. Его открывает статья Г. А. Максимовича «Спелеографический очерк Молотовской области», в основу спелорайонирования которой положены генетический, стратиграфический и литологический принципы. При описании пещер области использована схема районирования из 7 районов. Очень интересна также статья Д. Е. Харитонова о фауне пауков пещер. Спелеологический бюллетень — первый специальный печатный орган по пещероведению в СССР. В этом же году опубликована работа Г. А. Максимовича «Пещерные льды», в которой подведены итоги многолетних исследований льдов Кунгурской и других пещер.
В 1948 г. на базе Кунгурской ледяной пещеры создан стационар (рук. профессор В. А. Варсанофьева, зав. — В. С. Лукин). Стационар начал работы по планомерному изучению особенностей Кунгурской ледяной пещеры. ЕНИ принимал непосредственное участие в его становлении. Так, например, проф. Г. А. Максимович в 1948г. ходатайствовал перед Всесоюзным обществом охраны природы о заповедании пещеры, а в 1951 г. поднял вопрос перед районными и областными органами власти о необходимости ее электрификации.
В 1956 г. в Москве состоялось Всесоюзное карстовое совещание. В его работе приняло участие более 2 тыс. специалистов. Во вступительном докладе проф. И. В. Попов высоко оценил результаты Молотовской конференции и отметил важность проводимых в Перми исследований в области карста и спелеологии. Г. А. Максимович и К. А. Горбунова, кроме научных докладов, сделали обстоятельное научно-информационное сообщение о деятельности ЕНИ ПГУ и ПГУ в изучении карста [11].
В 1958 г. при Отделении геолого-географических наук АН СССР была создана Междуведомственная комиссия по изучению геологии и географии карста (пред. проф. И. В. Попов, Москва); в 1962 г. она была преобразована в Комиссию по изучению карста при Научном совете государственных исследовательских работ СССР, а в 1972 г. — в Карстовую комиссию Научного совета по инженерной геологии и грунтоведению АН СССР (пред. проф. И. А. Печеркин, Пермь). В работе всех ее пленумов (1959, 1960, 1961, 1966, 1967, 1968 гг.) принимали активное участие сотрудники ЕНИ и ПГУ. В этом же году опубликована монография о карсте Пермской области, являющаяся итогом его исследований в первой половине ХХ в. [10].
В 1959 г. проф. Г. А. Максимович снова поднимает вопрос о необходимости охраны Кунгурской пещеры.
В 1960 г. принято решение Кунгурского горисполкома № 12 «Об установлении заповедной зоны для Кунгурской ледяной пещеры» площадью 137 га. К сожалению, облисполком его не утвердил.
В 1961 г. вышел в свет первый выпуск сборника «Пещеры» (продолжение Спелеологического бюллетеня, который начал издавать в 1947 г. ЕНИ при ПГУ)**.
В 1963 г. по докладу Г. А. Максимовича на пленуме Карстовой комиссии АН СССР принято решение о необходимости срочного заповедания Кунгурской пещеры.
В 1964 г. на базе ПГУ создан Институт карстоведения и спелеологии. С этого времени Г. А. Максимович посвящает ему и сборнику «Пещеры» все свободное время и в работах ЕНИ участвует лишь спорадически.
В 1965 г. по представлению ЕНИ и ПГУ принято решение Пермского Облисполкома № 399, согласно которому Кунгурская пещера объявлена памятником живой и неживой природы.
В 1965—1968 гг. К. А. Горбунова и др. (ЕНИ, ПГУ) изучали состав акцессорных элементов сульфатных и карбонатных пород, кристаллов гипса и кальцита, льда; пещерных глин, а также исследовали миграцию стронция, титана и марганца в них.
В 1960—1980-е гг. значительный вклад в изучение карста внесли работы по изучению процесса переработки берегов водохранилищ. Они были начаты в 50-гг. географами (Ю. М. Матарзин, Л. И. Дубровин) и геологами (И. А. Печеркин). В 60-80-е гг. работы проводили Лаборатория водохозяйственных проблем ЕНИ и ПГУ (И. А. Печеркин, Ю. М. Матарзин, Л. И. Дубровин и др.) и Лаборатория комплексных исследований водохранилищ ПГУ (Ю. М. Матарзин и др.) [15, 20, 21]. Исследования карста водохранилищ Камского каскада проводилось на генетической основе. Впервые предложены методики прогнозирования переработки берегов водохранилищ и устойчивости закарстованных территорий, вскрыты закономерности карста, развивающегося совместно с другими опасными инженерно-геологическими процессами (оползни, овраги, подтопление и пр.). В этих лабораториях в разные годы работали многие студенты и молодые преподаватели ПГУ. Итогом исследований стали многочисленные статьи, монографические работы [16, 20, 21], учебные пособия [17—19], кандидатские (Г. Б. Болотов, В. Е. Закоптелов, В. Н. Катаев, А. В. Маклашин, Н. Г. Максимович, А. И. Печеркин, В. П. Тихонов) и докторские (И. А. Печеркин, В. Н. Катаев, А. И. Печеркин) диссертации.
В 1967 г. Центральная лаборатория охраны природы АН СССР разработала перечень примечательных ландшафтов СССР. По предложению Г. А. Максимовича Кунгурская пещера предложена в качестве геологического заказника.
В 1983 г. К. А. Горбунова и др. (ЕНИ, ПГУ) изучали растворимость сульфатов в лабораторных и условиях и под землей.
В 1989 г. в ЕНИ создана лаборатория геологии техногенных процессов (зав. Н. Г. Максимович). Работы по изучению карста проводятся в рамках научных программ Министерства образования РФ «Университеты России» и вузовско-академического комплекса «Рифей». Проведена предварительная типизация закарстованных территорий области по интенсивности техногенных воздействий [5].
В 1991 г. К. А. Горбунова и Н. Г. Максимович опубликовали научно-популярную брошюру, в которой образно рассказали о мире карста и пещер [4].
В 1992 г. в содружестве с сотрудниками ПГУ, Кунгурского стационара Горного института УрО РАН и ВерхнекамТИСИЗа опубликована монография «Карст и пещеры Пермской области», обобщающая изменения в наших знаниях о карсте региона за сорок лет [7]. В этом же году по программе «Университеты России» начаты работы по теме «Кунгурская пещера. Комплексные исследования» [7]. В ней на новой фактической основе освещены геологическое строение и типы дислокаций Ледяной горы (В. Н. Катаев) геохимия и минералогия Кунгурской пещеры (К. А. Горбунова, Н. Г. Максимович, Н. Е. Молоштанова и др.), режим подземных озер (К. А. Горбунова, Г. А. Сычкина, С. М. Блинов), гравитационные формы и антропогенные отложения пещеры (В. Н. Андрейчук, Е. П. Дорофеев), а также описаны новые пещеры в окрестностях Кунгура (И. А. Лавров) и зимовки летучих мышей Приуралья (Д. В. Наумкин, М. И. Демидова).
В 1995 г. под руководством Н. Г. Максимовича выполнялись работы по оценке карстоопасности Пермской области; с 1996 г. он руководит филиалом кафедры инженерной геологии и охраны недр в ЕНИ при ПГУ.
В 1999 г. ЕНИ в содружестве с ПГУ и Горным институтом УРО РАН принял участие в программе, финансируемой Комитетом природных ресурсов Пермской области, — подготовке компьютерного банка данных по Кунгурской пещере (рук. проф. В. Н. Дублянский). Цель этой многолетней программы — унификация и обработка результатов стационарных наблюдений в пещере за 50 лет. Работа состоит из ряда разделов: история открытия и исследования пещеры; ее геология и топография; метеоданные по м/с Кунгур и Ледяная пещера; гидрология; гидрогеология; микроклимат (температура воздуха в пещере, его абсолютная и относительная влажность), газовый состав воздуха и его движение; химический состав водопроявлений (снег, поверхностные водоемы, капель, вода озер, лед, шурфы и скважины, р. Сылва); химический и спектральный состав вмещающих пещеру пород и отложений; специальные наблюдения (геофизические наблюдения, капель, конденсация на будках); загрязнение; библиография. По мере выполнения работы в ее содержание вносятся некоторые изменения и дополнения. После составления банка данных и его обработки будет подготовлена коллективная научная монография о жемчужине Пермской области и России — Кунгурской ледяной пещере.
В работе над банком данных принимает участие большой коллектив специалистов. В их числе находятся сотрудники ЕНИ, ПГУ, Горного Института и студенты (геологи и географы ПГУ), для которых полевые работы в Кунгурской пещере и их камеральная обработка с переводом информации в электронную форму являются великолепной практикой, а также — первой научной публикацией [14].
Таким образом, с деятельностью ЕНИ связаны многие славные страницы отечественного карстоведения. Его руководство видит также и интересные перспективы дальнейшего развития комплексных работ по изучению карста региона. Это подготовка новой инженерно-карстологической карты Пермской области, создание кадастра карстовых полостей (за истекшие годы их количество увеличилось с 67 до 629 шт.), налаживание постоянно действующего мониторинга Кунгурской пещеры, подготовка толкового карстологического словаря, защита диссертаций по геологии, гидрогеологии, минералогии карста... В наше нелегкое время решить их можно только при объединении усилий научных, учебных, производственных организаций и хозяйственных структур области. Важно только заинтересовать их, доказав высокую эффективность научного подхода к изучению и освоению закарстованных территорий.

* При подготовке обзора возникли трудности, связанные с тем, что сотрудники ЕНИ одновременно работали в других учебных (ПГУ), научных (Горный институт) или производственных (ВерхнекамТИСИЗ) организациях. Поэтому в обзор включены лишь те работы, один из авторов которых на момент издания работал в ЕНИ (прим. автора)
** К настоящему времени вышло 26 выпусков «Пещер»; юбилейный 27—28 выпуск находится в печати
Список литературы
1. Горбунова К. А. На заре науки «Карстоведение» // Пермский университет в воспоминаниях современников. Пермь, 1996. Вып.4: Живые голоса.
2. Горбунова К. А., Андрейчук В. Н., Костарев В. П., Максимович Н. Г. Карст и пещеры Пермской области. Пермь: изд-во Пермск. Ун-та, 1992.
3. Горбунова К. А., Дублянский В. Н. Из истории отечественной спелеологии (вторая половина ХХ в.) // Пещеры. Пермь, 1999.
4. Горбунова К. А., Максимович Н. Г. В мире карста и пещер. Пермь, изд-во Томск. ун-та. Пермское отделение. 1991.
5. Горбунова К. А., Максимович Н. Г., Андрейчук В. Н. Техногенное воздействие на геологическую среду Пермской области: препринт. Свердловск: УрО АН СССР, 1990.
6. Дублянская Г. Н. 50 лет со времени Молотовской карстовой конференции // Пещеры. Пермь, 1999.
7. Кунгурская ледяная пещера / Пермский ун-т. Пермь, 1995. Вып. 1. Карст Пермской области. Пермь: Перм. книж. изд-во, 1958.
8. Максимович Г. А. Спелеографический очерк Молотовской области // Спелеологический бюллетень. Молотов. 1947.
9. Максимович Г. А. Пещерные льды // Изв. Всесоюз. геогр. об-ва, 1947. Т. 79. Вып. 5.
10. Максимович Г. А., Горбунова К. А. Карст и пещеры Пермской области. Пермь: Перм. Книжн. Изд-во, 1958.
11. Максимович Г. А, Горбунова К. А. Работы Пермского университета и его Естественнонаучного института по карсту и спелеологии // Общие вопросы карстоведения. М.: Изд-во АН СССР, 1962.
12. Максимович Г. А., Кобяк Г. Г. Происхождение льда Кунгурской ледяной пещеры // Зап. Всерос. Минерал. об-ва. М.-Л., 1941. Ч. 70. Вып. 3.
13. Максимович Г. А., Максимович Н. А. Ледяная пещера. Свердловск, 1937.
14. Научные достижения студентов на рубеже веков: Материалы научно-практической конференции (Пермь, декабрь 2000 г.) / Пермь, 2001.
15. Пермский государственный университет им. А. М. Горького. Исторический очерк. Пермь: Перм. книжн. изд-во, 1966.
16. Печеркин А. И. Геодинамика сульфатного карста. Иркутск: изд-во Ирк. ун-та, 1986.
17. Печеркин А. И., Болотов Г. Б. Геодинамика рельефа карстующихся массивов. Пермь, 1983.
18. Печеркин А. И., Закоптелов В. Е. Карст и суффозия на берегах водохранилищ. Пермь, 1982.
19. Печеркин А. И., Болотов Г. Б., Катаев В. Н. Изучение тектонической трещиноватости платформенных структур для карстологических целей. Пермь, 1984.
20. Печеркин И. А. Геодинамика побережий Камских водохранилищ. Пермь, 1966. Т. 1.
21. Печеркин И. А. Инженеры земли. Пермь: Перм. книжн. изд-во, 1984.
22. Спелеологический бюллетень. Молотов. 1947.
23. Стенно С. П., Воронов Г. А. К истории учебно-научной базы «Предуралье» Пермского университета // Вестник ПГУ. Вып. 3. / Заказник «Предуралье».